ЖИЗНЬ ВНУТРИ СТЕКЛА

gspetushokКак Светлана Березина стала продолжателем дела великих мастеров
Стоящую рядом с солидными мужчинами и колдующими над огненной стеклянной массой невысокую хрупкую девушку можно принять за подмастерье. Но первое впечатление обманчиво. Она тот человек, чьи творческие задумки стеклодувы воплощают в жизнь.
Радость жизни
— Знакомьтесь: художник Светлана Березина, — представляет ее главный хранитель Гусевского хрустального завода Галина Власова.
Недавно Светлана получила свою первую в жизни награду — областную премию в области культуры и искусства за цикл работ «Радость жизни».
Это большой успех, если учесть, что стаж работы Светланы на Гусевском хрустальном заводе не превышает двух лет.
Правда, стаж творческий у Березиной во много раз больше. И начало ему было положено в городе-миллионнике Челябинске, откуда художница родом.
Первые шаги она делала в изостудии Дворца пионеров под руководством мамы Ларисы Владимировны Устьянцевой. Окончила детскую художественную школу и Челябинское художественное училище.
— Мама рассказывала, что в мае, когда я родилась, ветки и почки деревьев были в прозрачных ледяных коконах, — делится воспоминанием Светлана, связывая этот природный феномен и свою любовь к стеклу.
Но если рассуждать более приземленно, то очень рано, еще в изостудии, она поняла, что у нее объемное скульптурное мышление. Может быть, поэтому и не стала художником-живописцем, как мама.
Первые навыки работы со стеклом Светлана тоже получила в родном городе, в багетной мастерской, где подрабатывала будучи студенткой училища. Правда, сама учеба никакой связи с этим материалом и не предполагала. На отделении «дизайн архитектурно-пространственной среды» она занималась проектированием на бумаге детских площадок, оконных проемов и многого другого, к стеклу не относящегося.
А магия стекла впервые ее пленила на музейной практике в Петербурге.
— Помню: пришли в художественно-промышленную академию имени Штиглица (бывшее Мухинское училище), — рассказывает Светлана. — А там — великолепный музей. Из его коллекций декоративно-прикладного искусства — мебели, керамики, металла, эмали, стекла — пополнялась коллекция Эрмитажа. Меня больше всего впечатлило сверкающее стекло. Решила, что дальше буду учиться только здесь.
Правда, тогда она еще не мыслила себя на этом поприще. Логика подсказывала продолжать образование дизайнера. Но на модном дизайнерском отделении конкурс был самый высокий — десять человек на место, а на отделении художественного стекла — шесть человек. И челябинка решила не испытывать судьбу. Она успешно сдала экзамен, влилась в ряды студентов престижного питерского вуза.
Плюсы перевесили минусы
— Думала, что учиться здесь будет легко, а оказалось — очень сложно и очень интересно, — рассказывает Светлана.
Поработать на печах с горячим стеклом под присмотром мастера в стенах академии удавалось всего два раза в год. А на практику отправляли лучших. В их числе была и Светлана. Студенческую практику проходила на хрустальном заводе в Дятькове. Там же делала и дипломную работу — питьевой сервиз. Но чем ближе подходил выпускной, тем актуальнее вставал вопрос о работе.
Раньше эти шедевры она видела только на картинках, но вдруг оказалась в том месте, где все это сделано. Теперь сама должна была вложить в хрусталь свой талант и душу
Знаменитый Ленинградский завод художественного стекла давно закрылся. На пятом курсе Светлана поработала в витражной мастерской: интересно, но оплата труда минимальная, фотографировать свои работы нельзя. Художник здесь один — хозяин, а ты подмастерье, нужны только твои руки. И она поняла, что ни в одной витражной мастерской роста не будет. Поэтому приглашение на работу в маленький городок Дятьково в Брянской области Светлана восприняла как подарок.
— Плюсы перевесили все минусы, — говорит художница. — После всех практик я поняла, что хочу работать с горячим стеклом, это бы меня осчастливило.
В Дятькове Светлана продолжила работать с замечательными художницами Евгенией Вольновой и Зинаидой Чумаковой и мастерами-алмазчиками и выдувальщиками, с которыми делала диплом. Но радость оказалась недолгой. Знаменитое предприятие фактически умирало. Светлана успела поработать здесь всего год до его закрытия.
Сначала встали печи, и ей пришлось пересесть за компьютер. А затем остаток коллектива и вовсе переехал со старых площадей за городом в еще более старое здание в центре города с удобствами на улице и без отопления, хотя на дворе была зима.
И тут одна из ее наставниц Евгения Ивановна Вольнова подсказала: «Гусь заработал, там цветной хрусталь, большая свобода творчества». Светлана позвонила.
— Главный инженер мне бодро сказал: «У нас два художника, нужен третий, приезжайте, поговорим», — рассказывает Березина. — В 11 часов ночи выехала, а в шесть утра была уже здесь. Предоставили рабочее место художника и поселили в служебное жилье.
Вишневое настроение
Вспоминая о первых впечатлениях от завода и города, художница буквально загорается. Попала как в сказку. В Дятькове выпускали бесцветный хрусталь, а здесь — все цвета радуги! Ходила по городскому и заводскому музеям и не могла наглядеться. Прежде все эти шедевры она видела только на картинках в хрестоматиях и в книгах по искусству в библиотеке. И вдруг оказалась в том месте, где все это сделано. А теперь сама должна продолжить дело, в которое вложены мастерство и талант многих поколений мастеровых людей и художников.
Первая ее работа на новом месте — «Вишневое настроение». Две вишни на веточке появились из горячего стекла не по одной, а одновременно.
— Моя уверенность, что это можно сделать, и огромный опыт выдувальщика Евгения Гусева помогли исполнить замысел, — говорит художница.
Видимо, мещерские леса, подступающие к Гусь-Хрустальному, подсказали ей и новый поворот в творчестве. Ветки и шишки, принесенные из леса, она укладывает в металлическую форму, куда заливается горячее стекло. Они выгорают и словно отпечатываются на застывшей поверхности. «Жизнь внутри стекла» — так она сформулировала новое направление своего поиска. А работа с фактурами заставляет двигаться дальше.
Где ругался мастер, там и лучше получилось
Одно из последних ярких впечатлений молодой художницы — участие в симпозиуме по художественному стеклу в Пензенской области. На нем собрались мэтры из России, Польши, Чехии, Латвии. Идея была в том, чтобы посмотреть на приемы, которыми они пользуются в работе, и показать свои. Кстати, работа «Радость жизни», выполненная Березиной на этом симпозиуме, и была удостоена областной награды.
— Основные методы — классические, — сделала вывод Светлана после симпозиума. — Но главное, что ты хочешь сказать с их помощью.
Творчество художника, работающего с хрусталем, все-таки коллективное. Осуществить самые причудливые замыслы ему помогают технологи, модельщики, выдувальщики, алмазчики.
— Хрусталь диктует и накладывает ограничения — не можешь выгнуть его так, как нарисовал на картинке, — формулирует Светлана Березина свое отношение к любимому материалу и своей команде. — Он ершистый, сопротивляется, а ты должен использовать его в своих интересах. Очень сложно бывает отстаивать свою позицию. Мастер взрослее, опытнее. Но замечено: в тех местах работы, где ругался мастер, в итоге и лучше получилось.

Светлана Биткина. «Российская газета».