Ушел из жизни замредактора журнала «Русский репортер»

ШпакПервый заместитель главного редактора журнала «Русский репортер» Владимир Шпак скоропостижно скончался в Боткинской больнице от инсульта и последовавших осложнений.

Об этом в среду, 30 апреля, сообщили в редакции издания, а также его родственники на его странице в Facebook. Владимиру Шпаку было 54 года.
Напомним, журналистскую карьеру Шпак начинал в Астрахани в 80-е годы, после работал в газете «Сегодня», «Время новостей». В «Русском репортере» он работал со дня основания издания в 2007 году.
В продолжение темы…
4 февраля 2011
Владимир Шпак: «Русский репортер» не конфликтует с ньюсмейкерами
Мастер-класс известного российского журналиста, первого заместителя редактора журнала «Русский репортер» Владимира Шпака прошел 3 февраля на факультете журналистики СПбГУ. На встречу был приглашен и корреспондент ЖурДома. Мероприятие получилось слегка затянутым, но динамичным. Студенты хотели узнать все: в чем суть конфликта с Юлией Латыниной и The Guardian, какова концепция кодекса «работы репортера в горячих точках» и, конечно, каким образом можно пройти практику в издании. Владимир Шпак ответил на все вопросы и даже поделился инсайдом.
«Журнал «Русский репортер» появился тогда, когда журналистское сообщество решило: время больших текстов прошло, — начал свой рассказ сотрудник «Русского репортера», — однако, мы печатаем очень большие тексты, до 30 тысяч знаков, и наш тираж растет». Читатель привлекает в журнале, по мнению Владимира Шпака то, что он непосредственно на него (читателя) и ориентирован: «Я хочу вам сказать: писать надо не для себя, а для того, кто вас будет читать, притом, что как раз читать вас никто и не обязан. Работая над текстом, подразумевайте не «я хочу рассказать», а «вы хотите прочитать», — поделился опытом замредактора. В качестве средств привлечения внимания аудитории Шпак назвал, во-первых, отсутствие сложных терминов, а во-вторых формулу: «О сложном надо писать легко и весело, а о простом — всерьез». Ну и, кроме того, можно и «поджелтить» кричащими заголовками, отметил он.
Мастер-класс замредактора журнала «Русский репортер» вообще изобиловал формулами и кодексами, словно лекция по основам журналистского мастерства. «Принцип организации нашего журнала прост; его составляющие: репортаж + фигура + информационное поле», — сообщил студентам Владимир и лукаво подмигнул: «А знаете, в нашем журнале работают лучшие фотокорреспонденты страны». Это было сказано к тому, что редакция стремится к тому, чтобы на страницах «РР» появлялись исключительно интересные тексты и сопровождались «говорящей» фотоиллюстрацией. «И, знаете, наш проект коммерчески успешен, — сообщил Владимир Шпак, — посмотрите на обилие рекламы!».
Но не все так гладко в работе «РР», как может показаться. Владимир признался, что есть проблема, с которой приходится бороться: журналистский снобизм. «Это практически болезнь», — посетовал замредактора. И расшифровал: это когда журналист отказывается писать о том, что ему неинтересно. Входит в компетенцию, но – неинтересно. Чаще всего редактор все-таки уговаривает автора написать текст, но создается он дольше и труднее для корреспондента, поделился Шпак и добавил: «Вы знаете, что я понял и пытаюсь доказать коллегам: нет «желтых» тем, есть «желтая журналистика». То есть фантастика, туфта, а не передача информации». При этом замредактора «РР» добавил еще один вывод, полученный эмпирическим путем: «Вранье в журналистике не результат цензуры – причина банальнее — нехватка времени и профессионализма».
Еще одна интересная деталь, которая заинтересовала студентов: «Русский репортер» крайне редко визирует интервью. «Респондент способен убить интервью, — ответил Шпак, — и такие случаи бывали. Иногда мы отказывались от интервью в принципе, если человек настаивал на визировании его перед печатью. Так было с Алиной Кабаевой, чья пресс-служба в итоге пошла на наши условия».
Отвечая на вопрос одного из студентов, испытывал ли журнал давление со стороны власти, случались ли конфликты с ньюсмейкерами, Владимир Шпак заявил однозначно: «Нет» и добавил: «Мы всегда печатали правду, рассказывали о том, что считали нужным, но практически ни разу не задели ничьих интересов. Только однажды человек обиделся на фотографию, которую мы поместили». При этом Шпак отметил, что в президентской администрации журнал не любят, но любит — Аркадий Дворкович. «Скорее всего, у нас будут плохие отношения с Собяниным», — отметил сотрудник «РР».
Рассказывая о конфликте редакции с Юлией Латыниной и The Guardian, Владимир Шпак попросил разделять два этих события. «Латынина была объективно не права, так я считаю. Она первая обвинила нас в том, чего не было. Однако раздутый скандал с The Guardian был ненужным. Внутрицеховые вещи не стоит выносить на публику», — сказал он.
О Wikileaks Владимир Шпак говорил недолго и не очень охотно. Редакция подружилось с Джулианом Ассанджем в самом начале громкой истории с публикацией компромата, в тот момент, когда было опубликовано «иранское досье». Обновляться рубрика будет еще некоторое время, пока она будет интересна читателю. Никаких трудностей в связи с публикацией «РР» не испытывал. Все.
Отвечая на вопрос корреспондента ЖурДома, Владимир Шпак сообщил, что у издания практически нет табуированных тем, кроме изображения «обнаженки», которая читателям не нравится, и мата – по этическим причинам. В ближайшем будущем может выйти интервью со скандально известным российским блоггером Александром Навальным, сообщил Шпак.
«Работа журналиста прямо противоположна работе чекиста, — отметил в связи с этим Владимир Шпак, — нужно говорить все!».
Мероприятие окончилось неожиданно. Владимир Шпак объявил о конкурсе среди студентов, по результатам которого трое лучших смогут пройти оплаченную факультетом практику в редакции «Русского репортера». «Я буду ждать работ», — сообщил Владимир.

Текст: Дарья БОРЗОВА
Источник: http://jourdom.ru